21.01.2010

Теория и практика проведения выборов по-украински!

Прошедшие 17-го января 2010 года выборы Президента Украины сегодня всеми политическими силами внутри и международным сообществом оцениваются положительно. Это не означает, что на избирательных участках не было допущено нарушений избирательного законодательства. Таковые, несомненно, были. И они зафиксированы в многочисленных актах и свидетельствах очевидцев. В то же время, общепризнано, что они, т.е. допущенные избирательными комиссиями нарушения, к счастью, не оказали решающего влияния на ход и результаты выборов.

Такая «мягкая» оценка случившегося вполне объяснима. Ведь, по большому счету, прошедшее голосование было рейтинговым, т.е. своеобразной «рекогносцировкой перед решающим сражением», которое должно развернуться между кандидатами на пост Президента уже 7 февраля во время повторного голосования. Если 17 января один, два процента в пользу того или иного лидера избирательных перегонов не имели решающего значения (разве что за исключением штабных работников этих кандидатов), то во втором туре счет пойдет не то что на проценты, а на его десятые и сотые доли. Цена каждого голоса, и в прямом и в переносном смысле слова, за 3 недели может возрасти неоднократно. В связи с этим, хотелось бы несколько слов посвятить именно проблеме просчетов и ошибок, допущенных при проведении голосования и неоцененных в первом туре выборов, и могущих стать принципиальным «камнем преткновения» воинствующих кандидатов  уже во втором. Это необходимо сделать еще и потому, что разночтение Закона или его частичное игнорирование, что само по себне означает одно и то же, не может быть признано нормой ни с юридической, ни с какой другой точки зрения. Если люди ошибаются в массовом порядке, сознательно поступают не так, как этого требует Закон, значит, здесь есть предмет для серьезных размышлений и активных действий для всех, от кого зависит будущий выбор украинцев – политиков, депутатов-законодателей, специалистов-правоведов и работников ЦВК, судей высшего и апелляционного административного судов г.Киева.

Остановимся для примера лишь на одном из отмеченных противоречий. Принимаем как факт, что  участковыми избирательными комиссиями в день проведения выборов в массовом порядке проводились так называемые «заседания» по включению тех или иных избирателей, не нашедших себя в списках для голосования. Происходило это таким образом, что по сути, никакого заседания  при этом не происходило. Техника, которую нам приходилось наблюдать, состояла из нескольких элементарных действий, законность проведения которых на избирательном участке в день голосования вызывает большие сомнения. Происходило это примерно так. Избиратель, не нашедший себя в списке для голосования,  обращался с жалобой в избирательную комиссию. Бланки таких жалоб уже были заготовлены в достаточном количестве и находились на столе секретаря избирательной комиссии. Надо полагать, что комиссии были заранее проинструктированы на этот счет. Кем? ОВК? Исполкомами местных советов? Штабами кандидатов?  Потом председатель, секретарь или зам. председателя лично общался с таким избирателем, изучал его паспорт на предмет наличия соответствующей отметки о регистрации по определенному адресу и, обнаружив таковую, признавал за подателем жалобы право быть включенным в список для голосования на данном избирательном участке. Далее председатель комиссии громко обращался к членам комиссии, сидевшим на выдаче бюллетеней в помещении избирательного участка, с предложением включить такого гражданина в списки избирателей и выдать ему избирательный бюллетень. Члены комиссии поднимали руки, голосую кто «ЗА» а возможно и  «Против». В этом, естественно,  невозможно было убедиться, поскольку в помещении в этот момент находились и избиратели, и наблюдатели и другие люди. Т.е. голосование проводилось без перерыва в проведении голосования так, как это делалось и в прежние годы. Что в этом криминального? Нам отвечали, что «ничего». И показывали  письмо якобы подписанное заместителем начальника управления технологического и программного обеспечения функционирования Реестра Службы распорядителя Государственного реестра избирателей Ливинюка Андрея Анатольевича. (Большой вопрос, который никого на участках не интересовал - кто этот человек? Имеет ли он полномочия комментировать решения ЦВК, суда? Давать разъяснения и указания ОВК и ДВК?). В нем он, комментируя Решение Киевского апелляционного административного суда, ссылаясь на Постановление ЦВК от 4 января 2010 года, ориентировал  избирательные комиссии на то, что в соответствии с  Постановлением  ЦВК от 12 декабря 2009 года № 475 им (Окружным и Участковым комиссиям) разрешается проводить заседание по включению избирателей в уточненные списки без перерыва в голосовании. Т.е., из этого следует, что нужно поступать исключительно так, как записано в статье 35 Закона о выборах Президента.

Читая же статью 35-ю Закона (ч.2)  «Про выборы Президента Украины» мы констатируем, что участковая комиссия имеет право вносить изменения в уточненные списки для голосования в 4-х случаях:

1. на основании решения суда, принятого в соответствии со статьей шестой статьи 32 этого Закона;

2. решения окружной комиссии, принятого в соответствии с частью девятой статьи 34 этого Закона;

3. извещение органа ведения Государственного реестра избирателей о необходимости устранения кратного включения избирателя в списки избирателей на этом избирательном участке;

4. решения участковой избирательной комиссии.

При этом частью третьей этой же 35-й статьи предусматривается, что для внесения изменений в уточненный список избирателей на основаниях, изложенных в части второй  этой же 35-й статьи решения участковой избирательной комиссией не принимается.

Больше того, частью 5-й 35-й статьи вносится еще одно «уточнение», которое ставит под сомнение норму, изложенную в части 3-й этой же статьи. Здесь записано, что при включении избирателя в список избирателей в соответствии с порядком включения, изложенным выше (см.ч.2.3.4.статьи 35-й) в графе «Примечания» отмечается дата и номер решения окружной или участковой избирательной комиссии или дата решения суда о включении избирателя в список для голосования. Т.е. в итоге, вышеизложенный в статье 35-й Закона порядок включения избирателей в уточненный список для голосования в день голосования можно  и нужно понимать так:

- Включить избирателя можно, в том числе, и на основании решения участковой избирательной комиссии (ч.2.п.4.). Для этого Закон не предусматривает никаких оснований. Комиссия вправе принимать собственное решение исходя из своего понимания ситуации.

- В то же время, для включения избирателя в уточненный список для голосования в день голосования комиссией решения не принимается (ч.2.п.3) Внесение изменений осуществляется председателем, его заместителем и секретарем, всеми вместе (ч.1.)

-  А вот при включении избирателя таким способом в список в день голосования в графе Примечания нужно написать основания, т.е. дату и номер решения комиссии о включении избирателя в уточненный список для голосования.

Так как все это понимать? Особенно беспокоит тот факт, что ни Закон, ни разъяснения, принимаемые Постановлениями ЦВК, никоим образом не разъясняют порядок действий, права и обязанности участковых избирательных комиссий в случае получении(принятии) и рассмотрения жалоб на не включение в списки для голосования на избирательном участке в день голосования. Того, что изложено в статьях 32 ч. 3.4.5. и других (91-96), в Постановлениях ЦВК №475 и №432  явно недостаточно, чтобы прийти к однозначному пониманию этого вопроса. Судите сами. Участковая избирательная комиссия рассматривает жалобы избирателей по не включению их в списки для голосования (так называемые "без зазначення суб’єкта оскарження") безотлагательно, но в день голосовании в порядке определенном этим Законом (статья 32 ч.4) Но где это установлено Законом остается неясным. В Постановлении ЦВК № 475 ч.3.п.3.2. говорится, например, что к жалобе на не включение в списки избирателей гражданином прилагаются соответствующие документы, которое подтверждают сведения про избирателя. Но какие это «соответствующие» документы?  Паспорт, или что, ведь статьей второй Закона таких документов, на основании которых гражданин имеет право голосовать, в том числе и быть включенным в списки для голосования, обозначено целых 9 документов. Что в таком случае может требовать участковая комиссия от гражданина, претендующего на включение его в уточненные списки в качестве избирателя? Справку от участкового, свидетельские показания соседки или что? Правда, это положение касается лишь внесения уточнений в предварительные списки избирателей. Но не отвечает на интересующий нас вопрос и часть.7. Разъяснений (далее - Разъяснений) изложенных в Постановления ЦВК №475 (О внесении изменений в уточненный список избирателей) В пункте 7.6. говорится о том, что жалоба о не включении может быть подана не позднее как за один час до окончания голосования. Такая жалоба рассматривается комиссией безотлагательно и без перерыва в голосовании. Это положение корреспондируется, с одной стороны,  с ч.2.п.4. статьи 35 Закона. Но противоречит ч.2.п.3 статьи 35 Закона и п.7.7. Разъяснений, где указывается, что председатель, его заместитель и секретарь комиссии вносят в уточненный список изменения безотлагательно после получения избирательной комиссией документов, указанных в п.7.2.этих же Разъяснений. Но в п.7.2. говорится о решениях ОВК, СУДА, РЕЕСТРА и самой участковой комиссии. Т.е. нужно понимать так, что  эти должностные лица должны при внесении изменений руководствоваться РЕШЕНИМ. Но ведь его нужно принять. А для этого нужно провести заседание.  В общем, порядок внесения изменений в уточненные списки для голосования в день проведения выборов запутан так, что в любом случае к действиям участковой избирательной комиссии можно как предъявлять обоснованные претензии в части нарушения закона, так и не предъявлять, считая, что Закон в полной мере соблюдается.

Но ведь дело в том, что избирательный процесс регулируется не только «Законом про выборы Президента Украины». Например, и Законом «Про Государственный Реестр избирателей» и другими законодательными актами. Так вот, когда и органам Госреестра, и участковым и окружным комиссиям предоставляются одни и те же полномочия, это вносит лишь разнобой в понимание правовой ситуации и мешает нормальному проведению выборов. Скажем, возвращаясь к понятию «соответствующие документы», для органов Госреестра это будет одно, а для избирательных комиссий это может быть и другое. Так где же критерий?  Ведь «адрес избирателя» это одно понятие, а «регистрация по месту жительства» это совсем другое. И не нарушим ли мы принцип равенства всех избирателей перед Законом, дав ему возможность быть включенным в списки избирателей и на основании списков органов Госреестра, и на основании решений, принятых участковой избирательной комиссией в день голосования на основании паспортных, или каких-то других (в законе это не определено) данных?

Это только один из тех многочисленных вопросов, которые на практике, оказалось, выглядят совсем не так, как это трактовалось инициаторами Закона и специалистами и экспертами ЦВК

Внимание! Сайт на редизайне!

 

Внимание! В настоящее время наш сайт находится на редизайне!

Надеемся на понимание!

С уважением, команда АРМС!